20.09.2016

К 100-летию Михаила Григорьевича Малькова – прокурора города Москвы в 1961-1983 годах

Михаил Григорьевич Мальков занимает особое место в истории столичной прокуратуры не только как человек, возглавлявший ее 22 года - самое продолжительное время среди всех руководителей. Работники со стажем и ветераны помнят, что многие разработанные под его руководством принципы и методы прокурорской работы актуальны и сегодня.

m-01.jpg

Родился он в 1916 году под Москвой в деревне Кончеево. В пятилетнем возрасте остался сиротой, воспитывался старшей сестрой, несколько лет провел в детском доме. Работал продавцом в книжном магазине «МОГИЗ» (Московского отделения Объединения государственных издательств), окончил юридический институт. Вступил в комсомол, стал секретарем ВЛКСМ «МОГИЗ», затем перешел на комсомольскую и партийную работу.

В годы войны Михаил Григорьевич не мог по состоянию здоровья пойти на фронт, работал секретарем Советского РК ВЛКСМ, а после ее окончания пришел в Московский горком партии, где стал заместителем заведующего отделом административных органов.

В 40 лет его избрали секретарем парткома МВД СССР. Здесь активного партийца заметил П.Н. Демичев, тогдашний первый секретарь МГК КПСС, а затем и сменивший его В.В. Гришин.

Прокуратура Москвы имела тогда высокий статус, в 1961 году кандидатура Малькова на должность ее главы утверждалась в ЦК КПСС. Деятельность правоохранительных органов проходила под неусыпным контролем партийных органов. Отчеты прокурора города, милицейского руководства регулярно заслушивались в горкоме партии, в частности у секретаря горкома В.Трушина, курировавшего административные органы.

Прокуратура столицы в 60–80-е годы прошлого века пользовалась в Москве заслуженным авторитетом. Именно во времена Малькова, человека в высшей степени принципиального, требовательного, дисциплинированного и порядочного, в столичной прокуратуре сформировался коллектив талантливых людей, преданных своей профессии.

В 60-е годы стали уделять гораздо больше внимания общенадзорной деятельности прокуратуры, которая должна была способствовать раннему предупреждению преступлений. В этой ситуации Михаил Григорьевич Мальков поставил задачу разрабатывать и внедрять в практику современные методики организации и проведения прокурорских проверок в органах внутренних дел, на предприятиях и в организациях.

Прежде всего, пришлось налаживать аналитическую работу, систематизировать источники информации о выявленных нарушениях с тем, чтобы совершенствовать тактику прокурорского надзора. Это позволяло более эффективно использовать проверки для профилактики тяжких и иных преступлений.

m-02.jpg

Так, в начале 60-х годов надзор за исполнением законов при регистрации и разрешении сообщений о преступлениях ограничивался в основном проверками обоснованности постановлений об отказах в возбуждении уголовных дел. Такой подход слабо влиял на выявление скрытых от учета преступлений. Необходимо было разработать исчерпывающий перечень источников информации о совершенных преступлениях, сопоставление которой с документами учета происшествий, преступлений и возбужденных уголовных дел позволило бы выявить незарегистрированные органами милиции преступные посягательства.

Поэтому в новую методику надзора по этому направлению деятельности в число таких источников включили телефонограммы в органы милиции из медицинских учреждений о поступлении к ним граждан с криминальными травмами, административные материалы о пьянстве, мелких хищениях и хулиганстве, оперативных проверок по делам о нераскрытых преступлениях, данные об утрате паспортов, железнодорожных грузов и багажа, многоэпизодные уголовные дела о кражах, грабежах и разбойных нападениях.

Это позволило московским прокурорам эффективно проводить проверки по фактам отказа от возбуждения уголовных дел или сокрытия заявлений о совершенных преступлениях. По результатам проверок прокуроры обязаны были ставить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности должностных лиц, утвердивших незаконное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или списавших «в дело» непроверенное заявление о преступлении.

И прокуратура города и районные прокуроры не ослабляли усилия на этом направлении. Прокурорский надзор за законностью в деятельности органов внутренних дел столицы заметно укрепился в семидесятые годы прошлого столетия. Количество восстановленных прокурорами ранее скрытых от учета преступлений из года в год возрастало и становилось массовым.

m-03.jpg

Многие уголовные дела о восстановленных на учет преступлениях направлялись в суды и виновные в их совершении лица несли предусмотренное законом наказание. Выявлялись многочисленные факты превышения власти, коррупции, совершения сотрудниками милиции должностных и бытовых преступлений вплоть до умышленных убийств. С 1973 по 1977 год число привлеченных сотрудников к уголовной ответственности за различные преступления утроилось.

Реакция руководителей милицейских подразделений на такие требования была неоднозначной. В основном они соглашались и в письменных ответах на представления прокурора обещали усиливать контроль, устранять и не допускать нарушения, хотя некоторые из них считали нарушения законности нормальным делом. Находились и такие, которые перекладывали вину в своих нарушениях на прокуратуру и говорили: «У нас много нарушений законности потому, что прокуратура недостаточно за нами надзирает».

Кроме того, после тщательного анализа преступности и соблюдения законности на предприятиях проводились проверки, которые реально снижали уровень правонарушений. Как правило, результаты общенадзорных проверок прокуроры докладывали в трудовых коллективах, в средствах массовой информации.

С введением института общественных обвинителей и защитников следователи стали чаще докладывать результаты расследований в трудовых коллективах и выдвигать общественных обвинителей. Их участие, по мнению прокурора Москвы, резко повышало воспитательную роль судебных процессов. В тех условиях такая работа приносила свои плоды.

Мальков гордился своими следователями, среди которых выделялись В. Образцов, А. Цыганова, А. Шилов и А. Шпеер. Им поручалось расследование наиболее громких запутанных дел того времени, и очень часто их настойчивость и профессиональное мастерство позволяли находить преступников.

Михаил Григорьевич Мальков был прозорливым человеком большого ума, высоко грамотным и образованным, строгим, но справедливым, гуманным и отзывчивым на нужды людей. С большим вниманием относился Михаил Григорьевич к каждому работнику прокуратуры, независимо от занимаемой должности.

В то же время он был нетерпим не только к нарушениям законности, но и служебной и трудовой дисциплины, прокурорской этики. За двадцать два года совместной работы никто не слышал от него указания или совета как разрешить тот или иной вопрос в угоду какого-то просителя, включая начальников вышестоящих прокуратур и партийных органов.

Как руководитель он был аккуратен, пунктуален и обязателен. Если обещал, то можно было быть уверенным, что он это сделает.

При этом был человеком достаточно демократичным. Дверь в его кабинет всегда была открыта. И любой из работников прокуратуры мог придти к нему без доклада. Тогда, да и сейчас это, пожалуй, исключение из правил: к работнику такого уровня вряд ли можно вот так просто прийти с каким-либо вопросом, спросив только у секретаря, занят ли он.

«Прокуратура для нас была родным домом, в котором был хороший хозяин, а мы всегда могли рассчитывать на его поддержку и помощь, - вспоминает ветеран прокуратуры Вера Михайловна Зайцева, работавшая в то время прокурором отдела кадров. – Все вопросы и проблемы личного характера, которые из-за бюрократических проволочек долго не разрешались, Михаил Григорьевич решал оперативно и положительно. Когда человек долгое время не мог решить какую-то важную проблему, например, жилищную, ему советовали: «Сходи на прием к Малькову».

На его поддержку можно было рассчитывать всегда. Михаил Григорьевич переживал за хороших людей и в любую минуту готов был придти им на помощь. Таким он был и на службе, и в семье - любящий, трепетный, заботливый отец и супруг, добрый и порядочный на работе.

Но его доброта и демократичность отнюдь не предполагали вседозволенности и панибратства. Требовательность и жесткость к себе и подчиненным соблюдались неукоснительно. Будучи человеком слова, старался не иметь дела с необязательными людьми. Любой, нарушивший свое слово или обещание, становился для него человеком ненадежным.

Многим казалось, что был он суров, мрачен и неприступен. Да его просто иногда боялись. Но в том то и парадокс, что он мог быть одновременно и добрым, и строгим, неприступным и открытым.

Всегда сам выезжал на серьезные происшествия. Так случилось и в ту трагическую февральскую ночь 1977 года, когда загорелась гостиница «Россия». Была суббота, и Михаил Григорьевич отдыхал в подмосковном пансионате. Когда ночью сообщили о случившемся, он сразу же выехал на место происшествия.

Михаил Григорьевич очень любил свою работу и дорожил «честью мундира». В прокуратуре он воспитал целое поколение отличных людей - людей истинно преданных делу, людей, спешащих в трудную минуту на помощь, людей умных, добрых, сердечных и порядочных, таких, как он сам.

Он дорожил тем, что создал, профессиональная репутация была для него священной. Он никогда не позволял и не позволил бы себе сделать что-либо противоречащее его взглядам и установкам. Имея реальные возможности получить что-то выгодное для себя, например, купить дачу по остаточной балансовой стоимости, никогда ими не пользовался. Считал это недопустимым. Сейчас, конечно, многие бы отнесли такие поступки к чудачествам. Но для него это было твердой жизненной позицией.

Многолетняя деятельность Малькова на посту прокурора столицы высоко оценена государством. Он награжден орденами Ленина и Трудового Красного знамени, многими медалями, избирался делегатом партийных съездов. Ему первому выпала честь получить звание «Почетный работник прокуратуры СССР».

Мальков был первым председателем коллегии прокуратуры Москвы, образованной в 1980 году. В состав коллегии входили: первый заместитель прокурора города С.А.Емельянов, сменивший Малькова на посту прокурора города в 1983 году и ставший впоследствии Прокурором Республики; заместители прокурора города В.П. Еженкин, В.М. Колосков, Г.И. Скаредов; начальник контрольно-инспекторского отдела В.А. Архаров; начальник отдела общего надзора В.И. Целиков; начальник отдела по надзору за законностью рассмотрения в судах уголовных дел В.И. Хромовичев и старший помощник прокурора по надзору за органами госбезопасности Н.И. Фунтов.

Во времена Малькова в кадровой политике четко соблюдалась преемственность поколений, разумно сочетались молодость и опыт.

Почти все прокуроры районов были фронтовиками с большим жизненным и практическим опытом. И заместители Малькова сочетали основательность и творческий настрой.

Особенно выделялись два заместителя – фронтовика Ю.В. Стасенков и В.М. Колосков. Позже заместителями прокурора стали С.А. Емельянов и Г.И. Скаредов, которые, обладая научным складом ума (оба стали кандидатами юридических наук) подпитывали Малькова свежими идеями в надзорной и следственной практике.

Михаил Григорьевич очень серьезно относился к подбору кадров, обстоятельно беседовал с каждым будущим работником. И всегда при нем лично подписывал приказ о зачислении на работу. Все дальнейшие перемещения работника по службе также лично контролировал. Он умело и целенаправленно воспитывал кадры, изучая возможности и ресурс каждого сотрудника на той или иной ступеньке карьерной лестницы.

За все двадцать с лишним лет своего прокурорства он не уволил без веских причин ни одного следователя или прокурора. Распекал он их на коллегиях и совещаниях резко и остро, наказывал, но до увольнения никогда не доходило. Он любил своих подчиненных, заботился о них, часто спрашивал о волнующих их проблемах, ободрял в сложных ситуациях.

Главными принципами кадровой политики Михаил Григорьевич считал воспитание и подготовку каждого сотрудника, включая работу с резервом на выдвижение, до уровня, необходимого для выполнения возложенных на прокуратуру города задач. Это требовало и освобождения от нерадивых, неисполнительных работников, допускавших сращивание или панибратство с поднадзорными функционерами, а также появившихся в состоянии опьянения в общественных местах даже в нерабочее время.

Такой подход обеспечивал надежную кадровую безопасность, самодостаточность столичной прокуратуры, позволявшую воспитывать и назначать на руководящие должности как правило только лиц, прошедших профессиональную закалку в органах прокуратуры Москвы. Поэтому, когда в 1968 году в Москве вместо бывших 17 были созданы 30 районов, назначение 13 новых районных прокуроров и другие кадровые перестановки прошли без каких либо проблем.

Как-то до него дошли слухи о напряженных отношениях между прокурором Перовского района Б.М. Ваньковичем и первым секретарем райкома партии, который постоянно вмешивался в работу прокуратуры, пытался навязать действия вразрез с законом. Мальков вызвал Ваньковича к себе, обстоятельно его выслушал и, поняв, что оставаться ему в этой должности нельзя, предложил стать… своим заместителем.

К подготовке и обучению кадров во времена Малькова относились со всей серьезностью, как и к учебе по повышению деловой квалификации и профессионального мастерства. «Прокурор столицы не понимал отсутствия того или иного работника на подобных занятиях, – вспоминал его заместитель Б. М. Ванькович. – Порой выходило, что не хватало времени у того или иного работника придти на учебу. Михаил Григорьевич возмущался: "Значит, у прокурора города время есть, а у вас нет?". Считал, что надо успевать».

При Малькове получил развитие институт наставничества. Старшие товарищи создавали молодым работникам наиболее благоприятную обстановку: были и строгость и доброта, душевная щедрость, поддержка в трудную минуту, укор за ошибки, похвала за успех.

Тогда же стали заключаться договоры о творческом сотрудничестве с юридическими вузами, была создана лаборатория прокурорской и следственной деятельности. Работники прокуратуры часто встречались со студентами, рассказывали им о прокурорской и следственной работе.

В памяти сослуживцев Мальков остался глубоко порядочным руководителем, болевшим за свое нелегкое ремесло, высоко державшем планку требований, предъявляемых к прокурорским работникам.

Опыт, накопленный органами прокуратуры города Москвы под руководством Михаила Григорьевича Малькова, стал базовым для последующих поколений сотрудников и возможным для его дальнейшего развития в современных условиях.

В дни столетнего юбилея Михаила Григорьевича все ветераны органов прокуратуры вспоминают его с благодарностью и огромным уважением.

Михаил Григорьевич оставил после себя не только добрую память, но и дела, плодами которых пользуются последующие поколения.

прокурор г. Москвы в 1984-1987 гг. Скаредов Георгий Иванович

Предлагаем Вашему вниманию статью к 100-летию прокурора города Москвы в 1961-1983 годах Малькова М.Г., опубликованную в газете «Московский комсомолец» от 20 сентября 2016 Москва


Распечатать Полезная информация
© Прокуратура города Москвы
Все права защищены